February 4, 2022

Одесские общественники разгромили градостроительные предложения Киева

Речь об историко-архитектурном опорном плане, который регулирует застройку исторических и других ареалов Одессы. У нынешнего, принятого в 2008 году, множество ошибок. Устранить их взялись столичные специалисты. Только вот составленный ими документ не устраивает представителей влиятельных общественных организаций города. По их словам, за всеми положительными моментами скрыты четыре глобальных аспекта, на которые нельзя соглашаться.

Фото: Geio Tischler / Unsplash

Объясняем. Историко-архитектурный опорный план (ИАОП) перечисляет, какие здания относятся к памятникам архитектуры, какие – к ценной исторической застройке, а какие – к дисгармонирующей. Из этого документа, который станет важной составляющей Генплана, архитекторы получают информацию для проектирования городских объектов.

«Историко-архитектурный план — один из основных инструментов защиты объектов культурного наследия в городах, где он есть и принят. О качестве документа может говорить тот факт, что в тексте есть банальный копипаст из опорных планов других городов. Таких, как Ахтырка. Это на совести подрядчиков. Также, практически из полутора тысяч замечаний учли ничтожно малую часть. То, за что подрядчик получил деньги, сделали общественники. А в конечном итоге это практически не было учтено», — рассказал глава общественной организации «Нове майбутнє» Артём Рудомёткин.

Киевские специалисты по какой-то туманной причине не учли несколько важных «чисто одесских» нюансов. И это может привести к тому, что новые высотки вырастут в самых неожиданных районах. Например, между Трассой здоровья и морем или в Старобазарном сквере.

«Складывается впечатление, что положительные корректировки, внесённые в план – это ширма для прикрытия четырёх глобальных пунктов», – говорит Мария Янушкевич из «Ассоциации архитекторов Одессы».
Мария Янушкевич. Фото: Алексей Сорокин / PRO_Odessa

Пункт первый – это исключение территории порта и ул. Приморской из центрального исторического ареала (ЦИА). Мол, там не сохранилось достаточного количества памятников архитектуры, нет исторически ценных зданий. Но «Архитекторы Одессы» недоумевают, как можно было вычеркнуть из исторического ареала города предприятие, благодаря которому он появился?

Пункт второй – граница между ЦИА и историческим ареалом «Французский бульвар». Два этих района имеют принципиально разные типы застройки – квартальный городской и дачно-усадебный. В первом случае разрешается возводить доходные дома и адмиздания вплотную друг к другу, во втором – нет.

«Что делать с уже существующими объектами, высота которых превышает высотные параметры, установленные режимом использования территорий охранных зон? Согласно плану, на таких зданиях возможны модернизации: замена плоских крыш на шатровые с возможностью обустраивания мансардного шатра. Всё бы ничего, если бы не наше умение из гаража сделать четырёэтажное здание. Так и здесь, мансардное здание можно сделать хоть 10 метров высотой», — объясняет глава общественной организации «Нове майбутнє» Артём Рудомёткин.

«Я уверен, что любой пункт, который можно будет трактовать двояко, обязательно будет трактоваться в ущерб объектов архитектурного наследия», — Рудомёткин.

В нынешнем ИАОП граница между ними проходит по стадиону «Динамо». Из-за этого сильно пострадала территория в районе Музкомедии, Лермонтовского санатория и Лидерсовского бульвара. Поскольку они попали под квартальный тип застройки, проектировщики смогли «всунуть» между старыми особняками несколько новостроев. Громким прецедентом стала дача Маразли, которой грозит потеряться в «кольце» из 18-этажек.

Историческую дачу Маразли в Одессе могут окружить многоэтажки. Фото: depo.ua

Пункт третий – исключение из зоны охраняемого ландшафта территории между Трассой здоровья и морем. Получается, что строить можно будет прямо на береговой линии. «Почему так произошло, нам – одесситам – непонятно», – сказала Мария Янушкевич.

Её поддержал руководитель «Зелёного листа» Владислав Балинский. По его словам, город не досчитается 30-ти гектаров парков и скверов. Десять из них, например, «откусили» у парка Савицкого. «Странным образом» изменились границы Дюковского парка и гидропарка Лузановка – в них появились «вырезы». Эколог прямо указывает, что их сделали в интересах застройщиков.

«Я уверен, что эти люди уже заходили, куда надо и оговаривали эти вопросы», – заявил Владислав Балинский.
Владислав Балинский. Фото: Алексей Сорокин / PRO_Odessa
«Говоря об охранных зонах, авторы указывают, что отдельно стоящие памятники, у которых незначительное композиционно видовое» влияние, охранные зоны можно совмещать с территорией этих памятников. Но кто и по каким параметрам может определять это незначительное влияние? В тексте не указывают», — подчеркнул Артём Рудомёткин.

Пункт четвёртый – изменения границ охранных зон. Прежде существовала «комплексная охранная зона», черта которой в Одессе проходила по ул. Пантелеймоновской. Это понятие ушло из законодательства, и теперь город получил 300 отдельных охранных зон.

«Может это и неплохое решение, но, благодаря ему, в пределах ЦИА охранные зоны сократились на четверть. То есть 25% территории освободилась под застройку», – указывает глава ОО «Сохраним Одессу сами» Юрий Никитин.

По его словам, многоэтажки могут появиться на Преображенской, Малой и Большой Арнаутских, Леонтовича, Пантелеймоновской. В зону регулируемой застройки попали Старобазарный сквер, а также территория от Ботанического сада до стадиона «Динамо» на Французском бульваре.

«Там особняковая застройка, много земли. Можно «воткнуть», сколько угодно высоток, если это не охранная зона», – подчеркнул общественник.
Юрий Никитин. Фото: Алексей Сорокин / PRO_Odessa

Все председатели общественных организаций едины в одном: этих ошибок можно было бы избежать, если бы городские власти пожелали заказать в полном объёме два исследовательских проекта. Первый – обновлённая поквартальная инвентаризация исторического центра, вторая – каталог с карточками учёта всех исторических зданий города.

«К этим исследованиям нужно подключить студентов-архитекторов, которые обошли бы все дворы и описали все здания. На основании такого анализа даже киевские специалисты могли бы создать такую серьёзную градостроительную документацию, как ИАОП», – считает Мария Янушкевич.

По словам Владислава Балинского, в Одессе порядка 1600 памятников архитектуры и ценных зданий. Но актуальные описания и фото есть лишь у половины. А в историко-архитектурный опорный план должны войти все до единого. Ведь этот документ станет частью Генплана, который определит строительное будущее города на многие годы.

«Включение объекта в перечень или их исключение должно быть понятным и чётко отвечать чётко отвечать на вопрос: "почему", не оставляя двусмысленности. Иначе это просто будет оставаться лазейкой для манипуляции и коррупции», — подытожил Артём Рудомёткин.