December 7, 2021

Такие разные рыбные браконьеры Одесской области | Чем они отличаются и как с ними борются

Браконьером может стать каждый. Причём даже довольно случайно. Мы, конечно, утрируем, но в связи с новыми правилами, даже лишние полкило бычка могут обойтись рыбаку в $1000.

Так почему же, несмотря на довольно частые новости о поимке злостных браконьеров, их не становится меньше? Почему быть честным рыбаком в Одесской области так сложно? А главное – возможно ли это исправить при нынешних раскладах, когда даже громкие скандалы ни на что не влияют?

Пообщались с рыбаком и автором youtube-канала «Всё для клёва» Александром Третьяковым. Вы знаете, где найдёте все ответы.

Чем отличается браконьер от рыбака

С рыбным браконьерством в Одесской области всё плохо. Точнее с ним всё хорошо, оно процветает. И это плохо. По официальной статистике, нарушений рыболовных правил мы занимаем место в середине списка. При этом в некоторые примеры нарушений (которые не всегда входят в официальные отчёты) порой сложно поверить.

Каждый имеет право на вылов 3 кг рыбы. Есть ещё ограничения по количеству удочек, размеру рыбин и так далее, но не будем углубляться. Если вы поймали только одну рыбу и её вес превышает 3 кг, всё ок, не надо выпускать её в водоём – она считается трофейной. Вы можете продолжать рыбачить, но только с условием, что новый улов выпустите на свободу. В ином случае ваша рыбалка закончилась. Если вы, конечно, законопослушный гражданин.

Если же вы не собираетесь возвращать лишний трофей обратно в воду, и продолжаете набивать свой садок рыбой (ну не ради же одной рыбы вы ехали 100 км), то вы уже браконьер. Точнее попадаете под толкование этого слова. Но мы живём не в чёрно-белом мире (к большому сожалению Круэллы), и понятно, что всё не далеко не так однозначно.

Простые рыбаки или браконьеры – кто страдает от повышения штрафов

Сразу проясним математику из примера выше. За нарушение (количество удочек, неподходящие снасти и т.д.) штрафы варьируются в пределах 200 гривен. Но когда речь заходит о превышении лимита на вылов (3 кг), цифры выходят на новый уровень.

Два месяца назад обновили таксацию (сумма нанесённого ущерба рыбному хозяйству Украины) по видам. Санкции выросли в десятки, а местами и в сотни раз. Раньше минимальный штраф за одного нелегально выловленного окуня составлял 17 грн, сегодня сумма более внушительна – 3162 грн.

Кстати, если вы думаете, что во время проверки инспектором рыбоохранного патруля можно отпустить «переизбыток живой рыбы» в воду, то зря. Протокол уже оформляется и заплатить придётся всё равно. Но ходят легенды, что можно решить на месте. Зачастую даже заранее. Как говорится: «Нет проверки, нет проблем». Но об этом позже.

И вроде повышение таксации – правильный ход. Ведь когда ущерб экологии страны оценивается в 17-25 грн – это звучит смешно. С другой стороны – за полкило бычка можно заплатить круглую сумму. А самое главное, по словам опытных рыбаков, меньше браконьеров не стало.

«Искусственная бюрократия – одна из причин браконьерства. Нередки случаи, когда чиновники намекают, что лучше «занести» для ускорения процессов. Бывает, что людям через месяц после подачи документов на промышленный вылов вернули документы из-за банальной опечатки. Спустя три месяца люди не могут работать. А эти два предпринимателя на три месяца собирались создать 100 рабочих мест. Для небольших населённых пунктов это крайне важно. Ведь многие там сидят без работы и не могут получить документы на вылов. Люди просто не видят других способов прокормить семью», – считает замдиректора нацпарка «Тузловские лиманы» Ирина Вихристюк.

Особенности браконьерства в Одесской области

Важно понимать, что лишь для части людей браконьерство – это единственный способ выжить (по их мнению). Не стоит забывать о тех, кто возвёл свою деятельность в промышленные масштабы.

Браконьеры, которые промышляют на Тузловских лиманах неоднократно засыпали один из двух выходов в море песком. И вся рыба буквально плывёт им в руки. Причём дамбу строили с привлечением крупной техники и без особых стеснений. Снести такое сооружение не всегда получается оперативно, поэтому местная популяция кефали от этого сильно страдает.

Ситуация с Днестровским лиманом была настолько трешовой, что стала предметом всеукраинского обсуждения. Там выбрали самый рыбный участок лимана и провозгласили его специальным товарным рыбным хозяйством (это абсурд и так нельзя). В общем, благодаря голосованию депутатов, местные предприниматели (рыбаки вообще кивают в сторону рыбинспекции) сделали невозможное – они легализовали ставок, посреди водоёма, соединённого с морем. Теперь на этом участке ловить рыбу можно сколько и когда угодно. Хотя никто рыбу там искусственно не разводит. Получается, что с разрешения «правильных» людей можно пользоваться ресурсом, который значится национальным богатством.

«Даже после задержания одного из инспекторов Нижнеднестровского национального природного парка, отвечающего за глубокий Турунчук, ситуация на реке не изменилась. Отдельный вопрос – это промышленники. С одной стороны, люди выходят на реку, чтобы заработать и платят налоги. С другой – уровень контроля за ними крайне низок. Кто-то хоть раз поехал посчитать, сколько конкретный предприниматель выставил сетей? Хотя каждая сеть должна быть с биркой, выданной патрулём. Вот он пишет, что выловил 3 кг, а на самом деле может быть и 500 кг: количество пойманной рыбы промышленник может записать в последний момент и проверить вес улова практически невозможно. С весами нарушителя никто не встречает», – делится Александр Третьяков.

Бой с тенью?

В этом году представители госагентства по вопросам рыбного хозяйства зафиксировали более 35 тысяч нарушений по всей стране. Общую сумму ущерба оценили в 141 миллион гривен. Но, по мнению многих экспертов, официальные цифры нанесённого ущерба сильно проигрывают реальным.

Если вернуться к скандалу со ставком посреди Днестровского лимана, то местные рыбаки говорят, что крышуют нелегальный вылов рыбы как раз таки инспекторы рыбагентства. Якобы они сдают рыбацкие лодки в аренду по 5 тысяч гривен в неделю, а тех, кто не платит, но продолжает вылов рыбы, жестоко наказывают. В то время, как арендованные лодки дают полный карт-бланш на вылов на территории всего лимана.

После несложных подсчётов можно прийти к сумме 20 тысяч гривен в месяц с одной лодки. Кстати, после расследования журналистов и кипиша всеукраинского масштаба в Днестровском лимане ничего не изменилось.

На фоне этого весьма верится активистам из «Речного дозора», которые во время рейда в Одесскую область заметили одну интересную особенность. По их словам, «о визите непонятных людей с патрульным катером» кого надо предупредили патрульные, стоявшие на посту при въезде в город. Отсюда верить в эффективность проверок, особенно плановых, особо не стоит.

«Был случай, когда мы за один рейд собрали и конфисковали около 10 километров сетей! А в последнее время меня перестали приглашать на подобные проверки. И, выходит, что теперь рейды стали менее эффективными. При том, что у меня иногда больше информации, чем у рыбпатруля – в нашем вайбер-сообществе рыбаки всегда делятся информацией. Мы знаем, где сети стоят, где браконьеры сейчас и так далее», – сокрушается Александр Третьяков.

Итого

При текущем положении дел, когда из-за браконьерства различных масштабов реальные объёмы вылова рыбы в стране трудно себе представить, перспективы устрашают. И если бы браконьеры были единственной проблемой, то всё выглядело бы не так трагично. Но случаи массового мора рыбы учащаются, ситуация с реками и водоёмами в Украине тоже страшная – они мельчают или вообще исчезают.

И тут бы начать говорить о необходимости комплексно решать проблему, но оставим это политикам. Что касается темы рыболовства, то тут намечаются сдвиги. По словам Александра сейчас активно идёт обсуждение изменений в правилах рыболовства (те самые, которые не менялись с 99-го). И мнением честных рыбаков вроде как интересуются.

А конкретно в Одесской области ситуации сильно бы поспособствовало назначение местного начальника рыбпатруля. Вполне ожидаемо, что все и.о. не очень активно пытаются изменить ситуацию. А по какой причине – версий много, но самая популярная – это никому не выгодно.