October 29, 2021

О концепции счастливого города | Можно ли применить её к Одессе

Город для людей или люди для города? По мнению канадского учёного Мэрилин Хэмилтон, города – это сложные живые организмы, а люди в них – своеобразные клетки этого организма. Только от нас с вами зависит, каким он будет 🙌 Основываясь на опыте известных урбанистов, разбирались, может ли Одесса стать счастливой.

«Сначала мы создаем свои дома, а потом они создают нас» (с) Уинстон Черчилль

Каким будет город – чистым или грязным, дружелюбным или опасным, комфортным или не очень – зависит исключительно от людей, в нём живущих. Но, в свою очередь, от города и его атмосферы зависит, какими будут его жители – уверенными или растерянными, грустными или весёлыми, счастливыми или несчастными. Это взаимное влияние в идеале должно строиться на взаимном уважении и доверии.

Вместе со своей командой Чарльз Монтгомери проводит исследования и разрабатывает методы проектирования, которые предоставляют широкие возможности разного уровня для создания счастливых, здоровых и инклюзивных городов. Урбанист уверен, что правильное городское планирование может изменить практически любой город и сделать его жителей в разы счастливее. В своей книге он объясняет, что радость даже от самой желанной покупки со временем пройдёт, а вот жизнь в привлекательном и комфортном городе – это неиссякаемый источник хорошего настроения:

«Хочешь быть счастливым – создавай город, где время уходит не на дорогу, а на общение с семьей и творчество. Где общественные пространства стимулируют новые знакомства. Где вне зависимости от уровня дохода горожане чувствуют свою значимость, сопричастность, связь с городом и берут ответственность за его будущее. Где люди ощущают живой контакт с людьми. Где коммуникации превращаются в кооперацию, креатив и в разные виды капитала – социальный, интеллектуальный, эмоциональный, духовный, творческий и финансовый».

Проблемы, которые озвучивает и пытается решить Монтгомери, напрямую касаются Одессы

Понятие «градостроительство» для нашего города уже не актуально – общий вид его был сформирован ещё в советское время, когда появились спальные районы и утвердили границы. Наступило время урбанистов, которые могут что-либо в городе видоизменять и улучшать. Яркий представитель движения по изменению городского пространства – мэр Боготы (столица Колумбии) Энрике Пеньялоса. Он считает урбанизм главным способом трансформации и уверен, что жизнь людей можно улучшить даже в условиях экономической нестабильности. Для этого нужно изменить формы и системы, определяющие существование города.

Всё это возможно и для Одессы, которая, по сути, изначально строилась как счастливый город – в XIX веке ещё действовало правило, что архитектурные и градостроительные мероприятия должны не просто существовать, но и подпитывать сознание и душу общества. Да, этот процесс не самый простой, но уже сегодня есть реальные шаги в правильном направлении.

Например, в Одессе с июня по выходным работает пешеходный центр, появляются велодорожки, есть выделенная полоса для общественного транспорта на Ришельевской, турбокольца на площадях. Так происходило во всех городах, которые начинали меняться в сторону инклюзивности – то есть удобства для всех жителей.

ТРАНСПОРТНЫЙ ВОПРОС

Энрике Пеньялоса к нему подошёл достаточно жёстко, заявив: «Город может быть либо для людей, либо для машин, третьего не дано!». Он считает, что у большинства больших городов две основные проблемы, которые не позволяют им быть в числе счастливых, и связаны они с двумя урбанистическими тенденциями ХХ века:

  • подчинение удобству пользования личным автомобилем
  • приватизация большого количества общественных мест

В Одессе те же проблемы – хаотичная парковка, МАФы на тротуарах, велодорожки есть только в определённых частях города и так далее.

На первый взгляд, такая радикальная позиция по отношению к автомобилям кажется не совсем адекватной. Но если бы она не работала, Энрике Пеньялоса не удалось бы реформировать систему общественного транспорта Боготы. На главных улицах появились выделенные полосы для скоростных автобусов, велодорожки и тротуары, ограниченные столбиками. В городе стало удобно и безопасно ездить на машинах, пользоваться общественным транспортом, ходить пешком и ездить на велосипеде. До этого улицы города были опасными из-за регулярных ДТП с участием детей и взрослых.

«Улицы нельзя назвать пространством для всех, пока вы не убедитесь, что 8-летний ребенок или 80-летний старик гуляют сами и им ничто не грозит. Городское пространство должно быть организовано так, чтобы делать людей счастливее. Одно из непременных условий счастья – равенство. Возможно, не доходов, но качества жизни. А ещё важнее окружающая среда, в которой люди не чувствуют себя отверженными или вторым сортом. Эти столбики (ограничивающие хаотичную парковку) показывают, что пешеходы не менее важны, чем автомобилисты. Мы обеспечиваем равенство, уважение к человеческому достоинству. Мы говорим людям: “Ты важен не потому, что ты богат, а потому что ты человек”».

Ещё одна проблема, о которой говорит Монтгомери,

касается антисоциального пространства

И в него можно включить не только такие места, как наш Деволановский спуск. Достаточно построить рядами несколько однотипных зданий, где все фасады одинаковые, нет места для прогулок и семейного отдыха. Со временем у жителей этих домов поменяется не в лучшую сторону настроение. Точно так же исследования доказывают, что постоянный вид на мусор, граффити и ветхости может привести к депрессии. А вот природные объекты, наоборот, делают людей более благожелательными.

К примеру, в 1950-х годах в Сент-Луисе, штат Миссури был построен социальный ЖК Pruitt-Igoe – 33 одинаковых и безликих домов.

Довольно быстро этот район превратился в центр преступности и нищеты. Специалисты объясняют это тем, что открытое пространство между бетонными высотками создавало атмосферу анонимности и изоляции. В результате в 1972 году этот жилой комплекс снесли.  

Также Монтгомери говорит о том, что геометрия уличного пространства не только определяет наше ощущение счастья, но и меняет отношение к окружающим. А одесский архитектор Андрей Черненко не устаёт напоминать о том, что архитектура – это третья кожа. И это очень важный момент в концепции создания счастливого города. 

«Город — это образ жизни. Он может быть отражением нашего лучшего «я». Он может быть всем, чем мы захотим. Город способен измениться — и сильно» (с) Энрике Пеньялоса