October 21, 2021

Новый закон о контрабандистах: будет ли он работать

Нужно ли вводить уголовную ответственность за контрабанду товаров? И почему представители малого и среднего бизнеса считают, что законопроект о криминализации контрабанды необходимо доработать? Кто попадает под санкции СНБО? Ответы – в материале PRO_Одесса.

Контрабанду впервые криминализировали в Украине в 2011 году. Но тогда успехи были сомнительными. Таможня работала неэффективно, хотя имела больше полномочий, чем сейчас. В 2012-м уголовную ответственность отменили. 

Контрабанда - любое движимое имущество, которое пересекает границу незаконно. Это может быть как коробка с носками и сигаретами, так и контейнера с ними.

Фото взято из открытых источников

Контрабанда ежегодно наносит украинскому бюджету 100 миллиардов гривен убытков. А вот наказание за это чаще всего условное. В 2020 году из 42 осуждённых за классическую контрабанду (перемещение товара через границу, – ред.) всего лишь четверо получили реальные сроки, да и те были обжалованы во второй инстанции. За вывоз леса осудили троих, но свободы никто не лишился. Суды активно используют наказание в виде испытательного срока без реального заключения.

2 апреля 2021 года СНБО впервые в истории Украины ввел санкции против контрабандистов. Тогда Совет нацбезопасности и обороны ввёл персональные санкции и представил так называемый «ТОП-10 королей контрабанды». Пятеро из которых имеют прямое отношение к Одессе. Двоих из них – Вадима Альперина и Александра Еримичука – лишили гражданства. Но существенной пользы это не принесло.

«Із справжніми корупціонерами такі обмеження не працюють. Наприклад, відомий «контрабандист» Вадим Альперін і власник будівельного бізнесу Араік Амирханян, незважаючи на чинні санкції, продовжують заробляти гроші. Кажуть, вони просто створили нові компанії і переписали їх на підставних людей. «Сірі схеми» і далі приносять прибуток, а держава втрачає мільйони», написал в Facebook политолог Тарас Семенюк.

Вот как борются с контрабандой в других странах

В США контрабандиста могут оштрафовать на внушительную сумму и/или лишить свободы до 20 лет. Система различает, когда ошибка в декларировании может быть случайной или же умышленной. 

Во Франции разделяют нарушения и преступления. За незначительные нарушения виновника оштрафуют на сумму от 300 до 3 тысяч евро. А вот преступления обойдутся дороже – штраф от 10 тысяч евро и/или лишение свободы до 10 лет. 

В Германии деятельность контрабандистов делят на три класса: незаконный ввоз, вывоз и транзит товаров. За каждый из них светит до 5 лет тюрьмы. А вот если контрабандист перевозил оружие или людей – 10 лет. 

Фото взято из открытых источников

Что в Украине

23 марта 2021 года на рассмотрение Верховной Рады внесли законопроект №5420 о криминализации контрабанды и недостоверном декларировании. Украинские бизнесмены обеспокоены ужесточёнными требованиями для привлечения к уголовной ответственности за товарную контрабанду. Техническая ошибка, например, за внесение сведений в графу таможенной декларации может светить уголовка. А это, как рассказал PRO_Одесса адвокат Дмитрий Ткаченко, давит на бизнес.

«Всегда есть риск того, что законопроект будут использовать как рычаг давления на бизнес. Особенно, когда правовые отношения не урегулированы». 

Ещё один минус украинского законопроекта в том, что не установлены чёткие критерии размера контрабанды: товары на сумму от 3500 евро и безакцизные товары на сумму от 1700 евро. В качестве наказания предлагают ввести штрафы и лишать свободы. Такие преступления причисляются к особо тяжким, а значит – правоохранительные органы могут проводить негласные (без решения суда, – ред.) следственные действия, что может привести к злоупотреблениям со стороны правоохранителей.

«Неважливо хто ви – політик чи бізнесмен. РНБО може без суду і слідства звинуватить вас у контрабанді, бандитизмі, тероризмі або в інших смертних гріхах. При цьому ніхто не спирається на висновки експертизи або розслідування правоохоронних органів. Замість загальноприйнятої практики: спочатку кримінальну справу, потім рішення суду і тільки після цього санкції. Влада вирішили йти зворотним шляхом», – считает политолог Тарас Семенюк.

По его словам, СНБО увлекся введением санкций и работает как инструмент прямого действия, хотя таких полномочий не имеет. 

На последнем заседании СНБО выяснилось, что 108 человек, внесённых в санкционные списки как контрабандисты и «воры в законе», попали туда по ошибке (по крайней мере, их вину не доказали ни правоохранители, ни суды, – ред.). Зато санкции к ним применили вполне реальные. Например, несколько дней назад одесситке заблокировали банковские счета из-за неправильно написанной фамилии. Об этом PRO_Одесса рассказал адвокат пострадавшей Валерий Судаков:  

«Моя клиентка – жительница Одессы, занимается предпринимательством. Её счета находятся в двух разных банках. В одном нам помогли разобраться в ситуации и предоставили документацию. Оказалось, что в санкционном ордере совпадают имя и отчество, но фамилия отличается на одну букву. И в этом банке счёт разблокировали. А во втором даже информацию предоставлять отказываются. И в итоге счёт так и остаётся заморожен. Получается и СНБО не виноваты, потому что счёт заблокировал банк. В финучреждении ссылаются на правоохранителей, а те прикрываются гостайной. Санкции накладывали на москвичку, а страдает одесситка».

Юристы считают, что подобные ситуации случаются, потому что детали украинских законопроектов не проработаны. Или созданы в спешке. А ошибочные обвинения нужно оспаривать в суде.

«Такие решения необходимо обжаловать и не только в международном суде. Поскольку СНБО – орган при президенте, то и решения утверждаются президентом. И если мы хотим обжаловать его решение, нужно обратиться в Верховный Суд. Он и будет рассматривать такие дела», – считает адвокат Дмитрий Ткаченко. 

Фото взято из открытых источников

Сейчас в Верховном Суде есть несколько производств по обжалованию указов президента, которыми он ввёл в действие решения СНБО. Впоследствии это может привести к искам в Европейский суд по правам человека.

Система борьбы с контрабандой в Украине вызывает много вопросов. Однако, есть опыт других стран, на которые можно и нужно опираться. Будет ли законопроект доработан с учётом защиты не только национальных интересов, но и бизнеса, а также не станет ли инструментом давления – покажет время.