November 18, 2021

Работа для людей с инвалидностью | При чём тут Гоголь, стереотипы и разваливающиеся маршрутки

В Украине бизнес никак не мотивируют брать на работу людей с инвалидностью. По факту, вместо реального человека там числится лишь его трудовая. Возможно, эта тема вас не касается так же, как и местами рандомно положенная тактильная плитка в Одессе (которая жёлтая и рельефная). Но это вовсе не повод игнорировать проблему.

Дискурс о том, как корректно называть людей с инвалидностью ведётся давно и местами жёстко. Мы в него не лезем, поэтому используем термин из конвенции ООН. Так что в тексте моментами будет встречаться тавтология. Извините, мы не ленивые, а корректные.

Как устроен этот сегмент рынка труда

В Украине почти 3 миллиона людей с инвалидностью, 70% из них – безработные. Из 30% трудоустроенных, реально работает меньше 10%. Возможно, даже меньше 1%. Официальных данных тут быть не может, а чиновники и активисты называют разные цифры. Мы озвучили верхний и нижний порог.

В Украине есть трудовые квоты на рабочие места для людей с инвалидностью. В коллективе размером от 8 до 25 человек это одно место, в больших коллективах – 4% от всех рабочих мест. За каждое свободное место по квоте предприятие должно выплатить штраф в размере средней годовой зарплаты или её половины (если штат меньше 15 человек).

Поэтому очень часто в Украине «берут на работу» трудовую книжку человека с инвалидностью, выплачивая ему минималку, или процент от неё, или просто начисляют стаж (зависит от работодателя). Такая вот современная интерпретация романа Николая Гоголя.

Только кнут, никакого пряника

Несмотря на декоммунизацию, подход к регулированию трудоустройства людей с инвалидностью в Украине остался весьма советским. Людям, которые создают рабочие места, угрожают штрафами, а не мотивируют привлекать людей с инвалидностью. А бизнесмены в первую очередь думают о создании продукта и получении прибыли. Поэтому часто выбирают формальное закрытие квот.

Хотя иногда причина в другом. Взаимодействовать с человеком с инвалидностью будут коллеги, а не начальник. А они, очевидно, не проходили никаких курсов по общению, да и общий уровень толерантности у нас довольно низкий (да, это касается не только ЛГБТК). И вопрос становится гораздо острее, когда речь идет не о физических, а о ментальных недугах. Поэтому работодатель как бы бережёт всех от травмирующего опыта. Вроде бы.

Европейский же тренд на социальноориентированный бизнес в Украине пока в диковинку. Не стоит забывать о том, что бизнесменам нужно еще и адаптировать офис/рабочее пространство под все стандарты безбарьерности. А это дорого. Всё это, умноженное на стереотипы и страхи, создает, мягко говоря, настороженное отношение работодателей к потенциальным сотрудникам с инвалидностью. А вот статистика показывает, что такие люди куда больше вовлечены в работу и реже берут отгулы и больничные.

Фото взято из открытых источников

Весь мир против?

Одесса – яркий пример того, что не всё зависит от работодателей. Ухабы, ямы и неровности – обычное дело для наших тротуаров (о них почему-то говорят реже дорог). А для людей с инвалидностью – это гораздо большее препятствие. Иногда даже – непреодолимое без чужой помощи.

Общественный транспорт сделал большой шаг к инклюзивности, но до идеала ещё далеко. Больше половины трамвайных вагонов (всего 200+) и троллейбусов (всего 170 +) не низкпопольные. А маршрутки, которые небезопасны для всех, для людей с инвалидностью по большей части остались недоступны.

Тактильная плитка в Одессе вне центра – не такое уж и частое явление, да и нередко она выложена с нарушением норм. А ведь это крайне опасно – она служит предупреждением о преградах через фиксированное, а не рандомное количество сантиметров.

Исходя из всего этого, попытка добраться из точки А в точку Б для одесситов с инвалидностью превращается в настоящий квест. Порой он сложнее, чем донести кольцо до вулкана, обладая низким ростом и волосатыми пятками.

И все же, что по работе?

В открытом доступе нет актуальной информации по количеству людей с инвалидностью и, тем более, статистики по их трудоустройству в Одессе. Зато мы узнали, что регулярно (надеемся, что не совсем формально) в горсовете проходят заседания комитета по безбарьерности.

Около 100 слабовидящих человек работает на одесском УТОСе (завод общества слепых). Предприятие действует ещё с послевоенных времён, но сильно утратило в производственных мощностях, а госзаказы, на которых оно раньше держалось, канули в лету. Только тендеры, только хардкор.

В целом трудовой рынок Одессы не отличается от украинского (возможно только в зарплате). По запросу «работа для людей с инвалидностью Одесса» поисковик выдает немало опций. В среднем на крупных агрегаторах объявлений о найме за последний месяц разместили по 200+ вакансий, на которые готовы рассмотреть кандидатов с инвалидностью.

Примерное распределение вакансий: оператор колл-центра (20% всех вакансий для лиц с инвалидностью), IT (20%), менеджер по продажам (15%), кассир-продавец (10%), преподаватель, переводчик (8%), производство и прочее (25%).

Правда, в случае с IT высока вероятность, что вакансий больше, просто менеджеры не поставили нужных отметок.

Интересный факт продажи по телефону и работу на горячих линиях чаще отдают слабовидящим людям. Оказывается, них лучше получается поддерживать диалог.

Что касается зарплаты, то здесь, как и всегда не стоит до конца верить цифрам, выставленным на агрегаторах. Но суммы варьируются от 2 500 до 29 000 грн. Главный же вопрос – сколько компаний готовы создать все условия и взять на работу человека с инвалидностью, а не его трудовую книжку. Но в целом ситуация постепенно улучшается. Хотелось бы, чтобы это происходило менее постепенно.