Интервью
December 17, 2021

Чтобы построить успешный бизнес, нужно любить жизнь и любить людей | Откровенное интервью с Шотой Хаджишвили

Нулевая толерантность к коррупционным схемам, победа в борьбе с «экологами» и нежелание «дружить» с властью — это далеко не всё, чем известен сооснователь группы компаний Risoil Шота Хаджишвили. Его высказывания резкие, позиция жёсткая, а правда неприятная. Но как при этом оставаться оптимистом и созидать — читайте в честном интервью с владельцем нескольких терминалов в портах Украины.

О переезде в Одессу и работе в АСПТР

Шота переехал в Одессу из Батуми в 1994 году. Поводом послужила война в Грузии. Инженер-судостроитель по образованию больше не мог работать в грузинском морском пароходстве и за зарплату в 5 долларов содержать семью.

«По распределению я попал в Ростовское центральное конструкторское бюро и работал там в АСПТР – это организация по аварийно-спасательным подводным техническим работам, которой сегодня не существует. Она обладала всем необходимым, чтобы поднимать флоты в разных точках мира. В Одессе было несколько океанских буксиров типа «Ягуар», которые стояли в разных точках мирового океана и спасали суда, терпевшие бедствия». 

О создании Risoil

Начав с нуля, со временем Шота Хаджишвили пришёл к созданию собственного бизнеса. В 1999 году появилась маленькая агентская компания NOVIK, которая обслуживала иностранные суда в портах. Она работает по сегодняшний день, но теперь руководит работой сын Шоты Тариэл. Потом к услугам компании добавилось экспедирование – первым товаром стало растительное масло. Объёмы росли, портовых мощностей не хватало и Шота с партнёром создали стивидорную компанию:

«Risoil создали в Швейцарии. Взяли кредиты, построили первые три бочки. У нас насчитывалось 600 тысяч долларов долгов. Мы могли позволить себе из оборотных средств вкладывать их в своё же развитие, благодаря тому, что было больше работы в агентировании.

Когда появилось какое-то имущество, начали брать кредиты. Сначала мы с партнёром закладывали свои квартиры. Первое, что мы сделали, когда заработали деньги — освободили их. Потом увеличивали мощности и не только здесь (в порту “Черноморск”, - ред.), но и в других портах, например, в Южном. В основном, мы инвестируем сюда всё, что зарабатываем». 

О ведении бизнеса в Украине

Сегодня в группе компаний Risoil работает больше тысячи человек. Шота подчеркивает, что стать ТОПом здесь может только профессионал и есть те, кто работает в команде с первого дня.

Он добавляет, что вести подобный бизнес в Украине непросто. Например, сейчас компания строит пирс в гавани. Сроки – с апреля 2021 по май 2022 года. Но этому проекту уже 13 лет. То есть 11 лет государство не давало разрешения на строительство:

«Чиновники часто создают препятствия, которые героически нужно преодолевать. Поскольку наша компания не даёт взяток, на это могут уходить годы».

Risoil известна нулевой толерантностью к коррупционным схемам. Шота считает, что хоть бизнес сейчас строить сложнее чем в 90-х, но такой подход возможен и в наше время.

«Бизнес тут – это как хождение по минному полю. К нам, правда, давно уже не приходили с обысками, но уголовных дел против бизнеса – десятки. А мы при этом продолжаем строить, созидать. Чтобы дело было успешным, нужно любить жизнь и любить людей». 

Как удалось стать компанией с нулевой толерантностью к коррупции и схемам

«В 2001 году по заказу конкурентов в NOVIK впервые пришли с обыском: изъяли документы и предъявили необоснованное обвинение, что мы не платим НДС. Поступила череда предложений дать взятки - я отказал. После этого в журнале «Бизнес», тогда он был продвинутым, вышла статья «На кого в Одессе смотрят с люка». И там было подробно описано у кого кто сколько просил, вымогал и так далее. Двоих уволили, одного спрятали (он был чей-то родственник). С этого времени все знают, что мы не даём взяток». 

Об отношении к власти

С любой властью, какой бы она ни была, дружить нельзя. С ней нужно разговаривать, её нужно контролировать. Почему всё это происходит? У нас неразбериха с налогами. Кто их платит? Бизнес. В развитых странах налоги платят с зарплаты.
Я должен человеку давать ровно столько, сколько стоит его работа. Стоит 1000 долларов — я ему оплачиваю их, а он сам со своей зарплаты должен платить налог. Вместо этого я плачу зарплату и плюс ещё 470 налогов.
Если бы он это сделал сам, то задумался бы, а почему у меня света нет, почему ямы на дорогах, почему в школах деньги собирают? Он начал бы за свои деньги что-то требовать. А так он не платит, не требует и не контролирует. Нужно чтобы было как в штатах: доход на семью 24 тысячи долларов в год – налоги не платят, доход 240 тысяч – платят. Это нормально.

Бизнес должен платить налоги, чётко и прозрачно. Не важно в каком количестве, важна прозрачность. А вот власть должна прозрачно тратить. Не так как у нас происходит «ай, тут вот тендер выиграла одна компания».

Шота цитирует предпринимателя и политика Каху Бендукидзе – о том, что «если в районе есть магазин мяса, но мясом оно не торгует, то закрытие этого магазина никакого вреда району не принесёт». Его жёсткая позиция по ведению бизнеса и нежелание «дружить» с властью помогли создать компанию, которая существует назло коррупционным схемам.

О ситуации в отрасли, борьбе с «экологами» и схеме «ПЛОМБА»

В 1994 году в Украине создали очередную госструктуру по защите экологии. Шота рассказывает, что в итоге собрал сотню кейсов, выигранных судовладельцами у этой организации. Это была целая схема поборов, которую всё-таки удалось поломать.

К примеру, есть мировая практика, как не давать возможность судам, заходящим в территориальные воды, сбрасывать любые отходы, жидкости или топливо. Согласно требованиям международных конвенций, перед заходом клапаны пломбируют и оставляют отчётную запись в судовом журнале. И капитания порта может в любой момент прийти и проверить, всё ли сделано по правилам. Так работают во всём мире. А в Украине появилась схема «ПЛОМБА»:

«У нас появился внутренний приказ от управления экологии, на основе которого приходил дедушка-пенсионер и ставил ещё одну пломбу, выписывая за неё счёт – 50 долларов. Я сказал, что это недопустимая коррупционная схема, на что мне ответили, мол, что для твоих агентских денег эти 50 долларов? Но вы понимаете – 50 долларов на тысячи судов? И собирает их не «экология», а ЧП, которое она создала. И в 1994 году, кстати, на 50 долларов можно было две недели спокойно прожить. А через полгода их аппетиты выросли, и они умудрились привязать размер оплаты пломбировки клапанов к размеру судна – на больших доходило до 800 долларов за штуку. И опять мне все говорили, чтобы я оставил их в покое, так как я плачу всё равно не свои деньги, а судовладельца. Так ведь наша задача – защищать интересы судовладельца!

Но венцом их творения стала схема с балластной водой (забортная вода или вода, заранее погруженная с причала или берега для создания оптимальной осадки и остойчивости судна – ред.). Об этом можно говорить долго, скажу лишь вкратце — размер требуемых взяток исчислялся десятками тысяч долларов».

Свой эмоциональный рассказ о нечестных экологах Шота заканчивает просто: «Больше их не существует, мы их добороли, благодаря исполнительному директору Ассоциации морских агенств Украины Ксении Пидручной и Егору Фирсову, который полгода был начальником Государственной экологической инспекции».

О Delfi, МорАд и АМПУ

Благодаря опыту работы в АСПТР Шота понимал, что «дёргать Delfi – всё равно, что слона пытаться вытащить из болота одной лошадью». Он попросил сделать необходимый расчет академика Геннадия Егорова, на основе которого в результате и были проведены работы по поднятию танкера.

«К моему глубокому сожалению, Геннадия Егорова не стало. Достойный и талантливый был человек. По его проектам строили сотни судов, а лекции слушали по всему миру». 

Среди участников команды, кстати, был и представитель АМПУ (Администрации морских портов Украины - ред.) – крупнейшего государственного предприятия, «у которого не было возможности вытащить танкер».

Для справки:

Администрация морских портов Украины создана в 2013 году в результате реформы морской отрасли Украины для управления государственным имуществом в морских портах страны и его эффективного использования, создания механизмов привлечения инвестиций в портовую инфраструктуру для её развития и стабильной работы бизнеса. Среди других задач Администрации – поддержка паспортных глубин акваторий портов, обеспечение безопасности мореплавания и так далее.

Шота подчёркивает, что морское сообщество ждёт от АМПУ и Морской администрации выполнения своих прямых функций. От первой — обеспечения сервиса всем субъектам хозяйствования в портах.

Он также убеждён, что Киев – не место для профильного зама по морю.

«Ко всему прочему, у нас нет системы безопасности мореплавания с тех пор, как, нарушив закон, уничтожили институт капитанов портов”.

В этом контексте Шота рассказывает о функциях Морской администрации — центрального органа власти. Во-первых, она создавалась для представления Украины как морской державы в штаб-квартире IMO в Лондоне (International Maritime Organization, IMO – Международная морская организация). Во-вторых, для того, чтобы в каждом порту продолжали работать профессиональные капитаны портов с профессиональной командой и совершался надзор за безопасностью мореплавания.

Но на деле выходит иначе.

«Пока людям не будут платить достойную зарплату, чиновники будут создавать схемы». 

«К примеру, Херсон был схемой, потому что он переваливал в лучшие свои годы пять миллионов тонн. Там позволили создать частные схематозные терминалы. До 2016 года в Херсоне не было рейда, его там быть априори не может. Потому что Херсон – это судоходный канал. Я ещё будучи студентом знал, что рейд у Херсона всегда был в Южном. А тут они взяли, карандашом нарисовали на карте 10 якорных точек, которые друг друга перекрывают. Они даже не понимают, что судно, стоящее на якоре, крутится в любом направлении, несмотря на течение. Поэтому судно на фарватере просто качает, как корову привязанную. А тут ходят вверх/вниз пароходы. Учитывая возраст нашего флота, постоянные поломки, то мы можем на рейде Херсона получить такого утопленника, который просто перекроет всю транспортную артерию».

Что нужно сделать, чтобы в Украине произошли изменения к лучшему

Шота уверен, что изменить ситуацию в Украине можно. Для этого необходимо повысить зарплаты, уменьшить количество чиновников и дать возможность профессионалам делать качественно свою работу.

«Ещё одна проблема в системе. Каждая управленческая ступень даёт наверх искажённую информацию. И чем выше, тем более она искажённая. В результате руководитель, обязанный действовать, принимает совершенно неприемлемые решения». 

По его мнению, например, частный порт остаётся таким же стратегическим объектом, как и государственный. Вот только в нём больше демократии и шансов на развитие бизнеса, а не работу по схемам.

«Почему я могу заехать в порт Кейптаун (ЮАР) на такси и посетить там ресторан, а у нас «режимная территория»? Меня досматривают, требуют выйти из машины и идти пешком. Я еду к себе на объект, вы не имеете права меня в чём-либо ограничивать. Я и так плачу тысячу с лишним долларов за пропуск в порт. Тогда консьерж у меня в доме тоже может встать у входа и сказать: «Я вас не впущу, платите каждый раз мне 100 долларов».   

Чем интересен пример Саакашвили и как оставаться оптимистом

Шота вспоминает, что в детстве жил в плохом районе, где большинство подростков мечтали о криминальной славе. А сегодня они хотят стать юристом, инженером, полицейским, врачом и так далее. Во времена своего президентства всего за год Саакашвили, с которым он знаком лично, и его команда убили культ воров в законе: «Если говоришь, что ты вор – 7 лет лишения свободы. Воры должны сидеть в тюрьме».

«Когда мне говорят, что в Грузии всего 4 миллиона человек, а Украина большая, там 40 миллионов», я отвечаю: «Воля! Хоть 40, хоть 140. Воля сверху может менять всё». 

Шота много и по делу критикует, но в то же время называет себя заклятым оптимистом. Его с партнером бизнес постепенно становится семейным – помогают сыновья. Благодаря такому распределению обязанностей Шота работает меньше, стараясь уходить на выходные уже в четверг после обеда. Но в рабочие дни он в 7 утра уже в компании занимается делами. В качестве отдыха выбирает рыбалку и посиделки с детьми и внуками. И обязательно раз в год с пятью лучшими друзьями улетает в новую страну – отдохнуть, восстановиться и снова за работу.

Цитаты:

  • «Как сохранить здоровье, я не знаю, я его не берегу (смеётся, – ред). А человечность – в воспитании. Главный мой лозунг, перешедший от отца – не будь равнодушным! Равнодушные люди – мёртвые люди».
  • «Необходимо менять систему образования, потому что успешная страна – это профессионалы на всех уровнях».