November 12, 2021

Почему большому городу нужны небольшие изменения | О теории разбитых окон и опыте Нью-Йорка

К небольшим переменам в Одессе многие относятся легкомысленно и несерьёзно. Мол, что даст снятие кабелей с фасадов или запрет на разномастные пластиковые балконы? А вот канадский социолог Малкольм Гладуэлл утверждает, что глобальные перемены начинаются с маленьких изменений. Заинтересовались опытом Нью-Йорка, который из ужасного превратился в прекрасный, и провели параллель с Одессой.

Фото: Андрей Рафаэль

О теории разбитых окон

Мало кто задумывается о том, как и почему атмосфера в городах постепенно становится not friendly. И тем более анализирует, что именно приводит к росту преступности и созданию криминогенной обстановки. Вот такие времена – есть и есть. Но, как ни удивительно, согласно теории разбитых окон, всё начинается с мелочей. Об этом пишет канадский социолог Малкольм Гладуэлл в своей книге «Переломный момент. Как незначительные перемены приводят к глобальным изменениям» 👇

«Криминалисты Уилсон и Келлинг – первые, заговорившие о теории разбитых окон, утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьёзным преступлениям».

Общие для всех городов проблемы с криминалом и безопасностью на улицах, вандализмом, транспортными коллапсами, созданием современной инфраструктуры и доступности для каждого в разных странах решали и решают по-разному. Мэр Боготы, например, пообещал жителям сделать их город счастливым, а вот в Нью-Йорке сработала теория разбитых окон.

По мнению Малкольма Гадуэлла, закон нарушают не только из-за плохой наследственности или неправильного образования. Важное значение имеет то, что окружает потенциального нарушителя. Если разбито одно окно, то кинуть камень в соседнее не так страшно. Элементарно выбросить пустой стаканчик на чистый тротуар психологически сложнее, чем если там уже набросан мусор.

Как это было в Нью-Йорке

Сегодня Нью-Йорк – это один из самых привлекательных городов для туристов. И сложно поверить, что ещё 40 лет назад прогулка по его улицам была опасным квестом. Ежедневно больше полутора тысяч тяжких преступлений, среди которых – шесть-семь убийств. Толпы грабителей и попрошаек в метро, горы мусора в вагонах, стены и потолок которых были расписаны граффити. Считается, что в то время Нью-Йорк оказался во власти самой страшной криминальной эпидемии. Но в какой-то момент уровень преступности пошёл на спад. И началось всё не с каких-то серьёзных и крайне важных перемен, а с войны, которую новый руководитель нью-йоркского метрополитена Дэвид Ганн развязал против граффити:

«Граффити – это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 миллионов долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма – известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».
Подземка Нью-Йорка. Фото: Кристофер Моррис

И каждый день команда уборщиков неутомимо очищала каждый вагон. Были установлены специальные моечные пункты, грязные вагоны никогда не смешивались с чистыми. И «труд» граффитчиков буквально сходил на нет. Таким образом Ганн хотел донести до вандалов мысль, что их «труд» бесполезен, его никто не увидит, так что уходите.

Переход на уровень города

Потом к процессу подключился новый начальник транспортной полиции Уильям Браттон. И вместо того, чтобы основной упор сделать на раскрытие тяжких преступлений, он занялся безбилетниками в метро. Браттон выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских, которые останавливали тех, кто пытался проскочить без билета. На них надевали наручники и показательно выстраивали просто в подземке. Потом брали отпечатки пальцев, в результате чего среди нарушителей оказывались и заядлые преступники, находящиеся в розыске. Такой ход кардинально поменял отношение к покупке билетов на метро к лучшему – безбилетников практически не осталось. Да и вагоны перестали разрисовывать, смысла больше не было. В метрополитен возвращался порядок.

Дальше новый мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани назначил Браттона шефом полиции. И после этого перемены начали проходить на уровне всего города. Прежде всего разбирались с мелкими правонарушителями – даже обычных хулиганов отправляли в тюрьму. И уровень преступности начал падать. Джулиани тогда отметил, что «мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений». Цепная реакция остановилась и к концу 1990-х годов Нью-Йорк стал самым безопасным городом США.

Что насчёт Одессы

Исходя из этого опыта, становится понятно, что у каждого города есть шанс преобразиться и выйти на новый уровень. Вот только всегда стоит вопрос, с чего начинать. Так чаще всего и отбиваются одесские чиновники – на глобальные перемены денег нет, мелкие изменения не достойны внимания.

Конечно, Одесса сегодня не находится в состоянии даже близком к Нью-Йорку 1980-х годов. Но для того, чтобы делать город привлекательнее, дружелюбнее и безопаснее, совсем не обязательно довести его до состояния трэша. И хочется верить, что время перемен в Одессе уже наступило. Постепенно обновляется электротранспорт, выделяется место для велодорожек, проходит модернизация уличного освещения.

С другой стороны – сегодня мы находимся в ситуации, когда в самом центре города стоят здания с пресловутыми разбитыми окнами. Фасады памятников архитектуры обвиты многочисленными кабелями и «захламлены» жуткими балконами. Безвкусные вывески, билборды и мимоходы окружают нас со всех сторон. А самый «яркий» представитель общественного транспорта у нас сегодня — разваливающийся «богдан». И вот это именно тот контекст, который влияет на одесситов. То малое, с чего можно и нужно начинать менять Одессу. Чтобы жить в счастливом и комфортном городе. А пока чиновники не знают с чего начать, инициативу по созданию уютного города берут в свои руки простые одесситы.

Скамейка, на которой удобно сидеть

К примеру, Александр Решетарь установил на пляже «Ланжерон» необычную скамейку для отдыхающих. В ней он продумал все мелочи – удобные подлокотники, скошенные углы у сидения и усиленное металлическим профилем дерево. Скамейку, кстати, Александр приварил к забитым в бетон штырям, чтоб её не унесли и не сломали вандалы.

«Это история не одного дня. Ещё в детстве мне было непонятно, почему во дворе такие раздолбанные скамейки, облезлые площадки. И всегда хотелось это изменить, но возможностей, конечно, не было. А когда вырос, задумался, что полезного могу сделать для города и его жителей. И придумал скамейку, на которой действительно комфортно сидеть, потому что столкнулся с проблемой, что почти все лавки в городе банально неудобные. Нарисовал проект, закупил материал, сделал скамейку и установил на Ланжероне. Мне кажется, реализация таких идей может объединить нас», — рассказал PRO_Одесса Александр.

Александр планирует продолжать эту деятельность – на странице в Instagram он выложил обращение ко всем желающим скинуться деньгами на следующую скамейку. Потому что первую он сделал за свой счёт, и обошлась она в семь тысяч гривен. Теперь Александр надеется, что одесситы поддержат его инициативу и в городе появится больше удобных скамеек для всех.

Как сработала теория разбитых окон в Люстдорфе (Черноморка)

Из архива Kathrin Madens

Благодаря инициативе Екатерины и Станислава Маденсов люстдорфцы решили менять свой район – постепенно, но успешно. Сначала жители договорились с местными предпринимателями о закупке скамеек для набережной. Появившееся место отдыха для взрослых потянуло за собой желание обустроить детскую площадку. А теперь они замахнулись на создание в Люстдорфе парка. Екатерина с энтузиазмом рассказала PRO_Одесса, как жители пересматривают свои настроения и с удовольствием участвуют в жизни района:

«После того как мы сами установили подаренные нам скамейки, решили идти дальше. Регулярно устраиваем субботники, чтобы обустроить места отдыха, и готовим к открытию детскую площадку. Есть ответственные бабушки, живущие в нашем частном секторе, которые пишут и разносят по домам листовки с приглашением поучаствовать в уборке. Приходят люди семьями. И если на первые такие субботники могли выйти только мы с мужем, то теперь нас обычно до 20 человек. Мы собираем деньги в Facebook и тратим их на приведение Люстдорфа в порядок. А скоро должны пройти общественные слушания по созданию у нас парка, который, кстати, есть в генплане. И вообще у нас много планов – хочется, чтобы здесь было комфортно нам и нашим детям. Я уверена, что постепенно у нас всё получится, перемены уже ощущаются».

Так что теория разбитых окон отлично работает. И, если вы хотите перемен к лучшему, есть смысл не ждать их от местной власти, а начинать с малого.